<

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPРейтинг форумов Forum-top.ruLYL
Приветствуем тебя, дорогой гость! Не стесняйся, проходи, садись в кресло у камина. Может, ты хочешь теплого кофе? Или же прохладного лимонада? Мы же советуем взять лимонад, потому что обещаем - здесь будет очень жарко.
Ты забрел на первую ролевую по псевдоисторическому фэнтези-сериалу "Царство". Попал в этот маленький чудный мир, полный тайн, интриг и страстей. Только будь начеку: тот, кто вчера был твоим другом, сегодня готов вонзить нож тебе в спину. Остерегайся призраков, бродящих по темным коридорам замка холодной ночью... присоединяйся к нам, и ты узнаешь, каково это - ИГРАТЬ С ТЬМОЙ.

В игре Июль 1560 года.
Слухи о связи Марии и Конде не делают выгоды для королевы, и Мария начинает терять авторитет во влиятельных кругах Франции и среди английской знати. Мария обращается за поддержкой к испанскому королю за тайным финансированием, а может за помощью с армией на случай вооруженного конфликта. Екатерина Медичи делает ответный смелый шаг – встречается с королевой Елизаветой и строит выдающийся план мести Марии. Победу Англии 6 июля должно закрепить заключение Эдинбургского договора. Марии Стюарт предложено навсегда отказаться от включения в свой герб герба Англии и никогда не предъявлять претензий на английскую корону. Ратифицирует ли Мария договор? Ведь и французы, и англичане, и все заинтересованные стороны понимают, что если Мария не согласится на условия, то начнется вражда двух королев. Они понимают, что придется выбрать одну из сторон - и многие уже сделали свой выбор. Будучи в курсе политической обстановки европейских держав и имея личные счеты с английской королевой, Филипп II откликается на просьбу Марии Стюарт поддержать ее в противостоянии с Елизаветой в случае вооруженного конфликта. Страсти внутри испанского двора вспыхивают с еще большей силой.

REIGN: a Game With Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REIGN: a Game With Darkness » Le linge sale » Приятный конвой


Приятный конвой

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Приятный конвой
16.07.1559, Кале
Sebastian de Poitiers, Frederica de Valintinua
Кале. Что можно о нем сказать? Место встреч и расставаний. Место караула. В целом, довольно подозрительно, если приглядеться. Можно увидеть разный народ - от принцев до шпионов. А можно и встретить приятных знакомых, и тех, с кем вам по пути. Точнее, которым с вами по пути.

Отредактировано Sebastian de Poitiers (2014-12-04 17:30:26)

0

2

По дороге в Кале я никак не мог забыть слова Франциска. О том, что я живу и поступаю слишком безрассудно, что мне нет дела до собственной жизни, хотя это парадокс, и что я не знаю, что такое благоразумие. Не знаю, что в нем говорило на тот момент, но что-то подсказывало, что очередная размолвка с Марией. Камень преткновения … Как я рад, что удалось сохранить отношения с братом и не потерять доверие королевы. Будущей королевы. Екатерина по-прежнему меня не жаловала, а мать со двора сослали, чтобы глаза не мозолила. Я взрослел сам, новую жизнь тоже постигал понемногу, учась тому, о чем ранее и не ведал.
Сейчас мое положение было слишком шатким, чтобы ставить какие-то условия или выдвигать предложения. Однако, если рассматривать все с точки зрения незаконнорожденного сына короля, то жил я, в принципе, довольно неплохо. При дворе, не в бедности, в своих покоях. Да еще и женой обеспечили. В буквальном смысле. Отец подарил свою игрушку сыну, чтобы не докучали – ни сын, ни игрушка. Только вот нашего с леди Кенной мнения никто не спрашивал, все считали, что это только на благо и обелит нашу репутацию, и репутацию королевской семьи. О том, что я тоже часть этой самой семьи (пусть и паршивая) все спокойно забыли. Как и всегда, когда им это было нужно.
Конь подо мной захрапел и попятился назад. Опустив руку, я погладил животное по шее, пропуская между пальцами длинную гриву, которую никому не позволял состригать, и поднял глаза к небу. Судя по всему, уже давно перевалило за полночь, а дорога в порт никогда не была образцом безопасности. Необходимо найти ночлег, завтра до конца исследовать лес при свете дня, затем можно возвращаться в замок – следов разбойников я все равно не найду в одиночку, а вот наткнуться на них и остаться в лесу по частям – это запросто. Или возвратиться ко двору теми же частями – тоже. Странно, что я вообще об этом думаю.
Стараясь не вдыхать доносящийся запах воды, который по пути смешивался с «ароматами» помоев и испражнений простолюдинов, я тронул поводья, и конь послушно потрусил вперед, туда, где горел огонек. Мои надежды оправдались, это оказалась придорожная гостиница. Как выяснилось, уже даже не за полночь, а гораздо позже – спят даже усталые рыбаки, предварительно закатившие шумную потасовку в главном зале. Заплатив три золотых за оставшийся номер, я отдал поводья мальчишке, дав наказ вычистить и покормить лошадь, и поднялся по шаткой лестнице вверх. Не бог весть какой, зато ночлег не под открытым небом. Не раздеваясь, я вытащил пистолет, и положил его на прикроватный столик. Едва голова коснулась подушки, как я погрузился в крепкий, но беспокойный сон.

Бесконечные лабиринты под замком. Призрачные фигуры давно умерших, но так и не ушедших людей. Кто они все? И что им от меня надо?
- Царство будет омрачено кровью. Правление до добра не доведет. Будет много крови и слез. Будет много горя …
Голоса – мужские и женские – эхом разносятся по пустым залам. Залам? Я же только что бродил по лабиринту, среди каменных стен!
- Кто вы? Что вам нужно?
- Уезжай! Уезжай как можно дальше! Беги от беды, которая надвигается!
Я оглядываюсь. Прямо передо мной лицо, обезображенное черными пятнами. Чума!
Резко дергаюсь назад. И просыпаюсь.


Солнце светит прямо в окно, и в плаще очень жарко. Я не пил ничего крепче воды, но голова раскалывается как после хорошего крепкого вина, выдержанного в бочке несколько сотен лет в подвалах монахов. Убрав пистолет обратно за пояс, я встаю с кровати, и прохожу к вазе с прохладной водой, покачиваясь по пути. Морской ветер приносит прохладу по ночам, днем же возвращается и набирает тепло, чтобы разнести его по побережью и пристани. Корабли из Англии причаливают нечасто, но среди приехавших много иностранных гостей, и мне нельзя показываться им на глаза. По крайней мере, не сейчас. Не тогда, когда мы только отошли от последствий чумы и пытаемся вновь заставить всех поверить, что Франция не имеет себе равных в борьбе с любыми неприятностями и умеет поднять лицо и доказать, что оно чистое, несмотря на обилие грязи и черни. Слишком неправильные мысли …
В порту на удивление тихо. То ли все отплыли с утра, то ли еще не проспались. Я бросаю взгляд на воду, которая виднеется вдалеке, и сажусь в седло подведенного коня. За ночь вороной успел отдохнуть, в отличие от меня, и судя по тому, как грызет удила, готов продолжать наше маленькое путешествие. На выезде из порта меня останавливает препятствие в виде кареты. Сопровождающие и сидящие в карете что-то усиленно пытаются объяснить стражникам. Я спокойно жду, пока вороной подо мной перебирает ногами, переступая с места на место. С тех пор, как отсюда выселили англичан, конфликты возникали часто, но сейчас я слышал французскую речь, и значит, конфликт должен был разрешиться быстро. Слух улавливает фразу, в которой звучит имя короля Франциска.
- Я могу Вам помочь?
Стражники делают шаг назад, склоняя голову и опуская мечи. Хмурюсь, не понимая, зачем они вообще их вытащили.
- Прощу прощения, что вмешиваюсь, просто сам возвращаюсь ко двору, и могу помочь Вам добраться.
Надеюсь, никто не упрекнет меня в том, что я слишком любезен.  Такое путешествие выгодно обеим сторонам. Мне не скучно (это самая слабая из причин), а люди в карете получат сопровождающего, знающего дорогу. Надеюсь, де Гиз хотя бы позаботился о том, чтобы днем дорогу охраняли. Это единственная дорога ко дворцу из Кале.
Пожалуйста, никаких вопросов о том, почему я один и откуда возвращаюсь.

+4

3

Эта дорога была очень длинной. Фредерика никогда раньше не совершала долгих путешествий: лишь прогулки в области резиденции, и если и садилась в карету, то проводила в ней не больше часа. Это путешествие длилось уже целый день и ему, казалось, не будет конца. В карете оказалось ехать очень неудобно. Она постоянно подскакивала на качках, проваливалась в ямки или тряслась из-за горсти камней, рассыпанных на дороге. Габриэль покинул принцессу на полпути, пересев на коня, даже не удостоив ее достойным объяснением. А фрейлины, которых Фредерика взяла с собой сладко посапывали на сидении напротив. Маркиз, наверное, был уже в замке. Она слышала разговоры о том, какой он прекрасный наездник, и что в княжестве нет ему равных. Возможно, жажда скорости и вынудила его покинуть лишь внешне комфортабельную карету и ускакать в одиночестве. Но второе объяснение было, хоть и менее романтичным, но более правдивым: ему просто было с ней скучно. Сейчас, примчавшись в замок в одиночестве на своем гнедом коне, он мог с легкостью уложить одну, а то и две фрейлины в постель - куда лучшее развлечение чем нянчиться со своей будущей невестой. Фредерика в раздражении откинулась на подушку. Она не могла читать - хоть томик и лежал рядом с ней, в такой дороге чтение было невозможным, ее и без того уже укачало. Она с сажалением посмотрела на книгу: даже это чтиво сейчас развлекло бы ее. Книга ей не нравилась - там не было захватывающей истории, но она называлась "Государь" и была написана в Италии, княгиня дала ей ее в дорогу, сказав почитать на досуге. Прекрасная ирония мама, с учетом того, что эта дорога - еще один повод отдалить меня от управления страной. Принцесса выглянула в окно, чтобы посмотреть, не видно ли еще впереди замка. Но пейзаж не менялся уже который час, и от этих зеленых полей, поросших мелкими белыми цветами она уже порядком устала. Пока что Франция не потрясала ее воображение, отнюдь нет.
- Остановитесь, пожалуйста, - крикнула она кучеру. Тот не повел даже плечом, хотя Фредерика была уверена, что он слышал. Такое ощущение, что отец специально отдал распоряжение смотрить ее здесь жарой и скукой до смерти.
Внезапной остановке через полчаса принцесса сначала даже не поверила. Она столько раз просила остановить карету, но никто даже не замедлил ход, как тут раз тебе - и остановка. Окружающий пейзаж не был похож на замок, что означало только одно - она наконец-таки может размять ноги и подышать свежим воздухом. Французским воздухом!
В предвкушении открыв дверь, Фредерика ступила на каменистую дорожку и сделала глубокий вдох, в наслаждении закрыв глаза, но от того, что она почувствовала, ей пришлось непроизвольно скривиться, - Ох, по закону жанра здесь должно было пахнуть иначе, - с легким смешком произнесла принцесса и огляделась. На нее смотрел юноша, судя по виду которого, являвшийся причиной их остановки.
Его произношение приятно удивило Фредерику. Ее учителя французского были из Франции, и тоже говорили чисто, но у них это было как будто напоказ. Но этот юноша.. Его акцент был столь естественным, что девушка невольно улыбнулась.
- Если это вы остановили мою карету, то большей помощи я не имею права у вас просить, милорд, - с улыбкой проговорила принцесса. В княжестве они говорили по-французски, но их французский здесь казался другим языком. Она знала местный диалект, но не могла соперничать в произношении.
- А что здесь происходит?, - Фредерика вышла из кареты, но на нее не обратили никакого внимания. Снова. Я сделаю все, чтобы этого упертого осла выгнали с его службы! Любезный незнакомец вызвался помочь, и Фредерика удивленно округлила глаза. Вы живете при Дворе? этот юноша не был похож на тех, кого ей описывали. Интересно, все они обманут ее ожидания? Фрейлины в карете продолжали спать даже после остановки. Фредерика не знала, чем они занимались этой ночью, но их компания сегодня совершенно не забавляла ее: обе уснули через полчаса после выезда с резиденции и даже тряска им была не страшна.
- А вообще вы знаете, вы можете мне помочь, - она вновь повернулась к незнакомцу, так вовремя показавшемуся на пути., - окажите мне честь... Она подошла вплотную к его коню, - и не заставляйте меня возвращаться в эту карету!, - принцесса протянула руку, чтобы он помог ей забраться на коня. Она никогда не ездила верхом самостоятельно, но несколько раз выбиралась с на прогулку с рыцарями-друзьями ее отца, и сзади ездить умела., - Пожалуйста. Иначе я поплыву - она указала на воду, ярко блестящую на солнце в стороне.

+1

4

Она благодарит меня за то, что я остановил карету? Впервые за подобное говорят спасибо, особенно мне. Хотя, судя по тому, каким взглядом меня окидывает девушка, которая вылезла из кареты, меня попросту еще не знают. В ответ только улыбаюсь, поклонившись, насколько это возможно, сидя на коне и сохраняя достоинство, которое еще, как ни странно, у меня осталось, несмотря на все обстоятельства. Так уж воспитан, что не столько Франция должна сохранять лицо, сколько французы. А так как я француз, то получите и распишитесь, пожалуйста.
- Происходит здесь то, мадемуазель, что это не я остановил карету, а вы каретой загородили проезд. Так как дорога здесь очень узкая, то советую все же поторопиться, чтобы выехать, потому что пробки, пусть даже такие мелкие, здесь чреваты не очень мелкими, и крайне неприятными последствиями. Например, в виде конфликтов. Большинство англичан, которые остались после осады, ведут себя миролюбиво. Но сейчас, пока здесь нет стражи короля Франциска, я бы, на Вашем месте, поспешил по своим делам.
Не знаю, откуда во мне столько красноречия. Наверное, жизнь при Дворе учила не только выживать, но еще и приспосабливаться. Брат мне доверял, и я должен был оправдывать это доверие не только как левый родственник королевской семьи, но и как советник. Облечь слова в нужную форму – значило погасить возможный конфликт в самом его зародыше.
Стоявшая передо мной девушка была хороша. Для кого-то. Но не для меня. Скорее, очередная девица, которая едет ко двору, чтобы быть представленной. Почему именно девица, а не мадам знатного происхождения? Да потому что если бы она принадлежала к знати, вряд ли кто-то оставил бы ее с одной каретой, без стражников, да еще на такой дороге. Кале никогда нельзя было назвать безопасным портом, особенно учитывая, что корабли все чаще прибывали из Англии, а уж одинокой и беззащитной девушке и вовсе было нечего делать здесь, откровенно говоря.
Ее просьба заставляет меня округлить глаза, но я довольно быстро прихожу в себя, вспоминая, что это крайне невежливо – вести себя так. Однако, от приподнятой все так же удивленно брови это ее не спасает. Да, мадам (или мадемуазель?), Вы явно не знаете, кто я и каково мое положение при Дворе. Интересно, а что Вы вообще знаете? И потом, почему бы и нет, в конце-то концов. Неподалеку от дворца я смогу снова уговорить девушку сесть в карету, а пока можно насладиться природой и свежим воздухом. Мы с Кенной тоже не жаловали кареты, супругу та частенько укачивало, вызывая мои подшучивания и намеки от Марии на появление скорых наследников, но пока Бог миловал …. Я не желал видеть свою королеву грустящей и задумчивой, поэтому тема закрывалась сама собой.
Молча улыбаюсь и подаю руку девушке, которая тут же запрыгивает в седло. Вороной делает пару шагов назад – он не привык, чтобы кто-то себя так вел, кроме моей супруги, но так как это была не Кенна и конь прекрасно чувствовал чужой запах, я вполне мог его понять. Дотянувшись до поводий и невольно прижимая девушку к себе, я тронул бока коня и мы неспешно тронулись в путь. Глаза кучера приняли ту же форму, что несколько минут назад мои, но проезжая мимо я успел сказать, что если карета не тронется, я возьму поводья и этих лошадей, и они побегут с такой скоростью, с какой надо мне, и плевать на тюки и сундуки, которые явно были в карете.
Некоторое время мы ехали молча, слушая только пение птиц и стук копыт коней. Успокоившись, животные трусили даже слегка лениво, позволив себе расслабиться. Или же просто кучер отпустил поводья, и мирно дремал. Я не мог осуждать его, потому что прекрасно знал, какую дорогу они могли преодолеть, какое расстояние и что такое женское общество. В окне кареты можно было разглядеть, что девушка путешествует не одна. Или сестры, или фрейлины. В любом случае, уже хорошо. Но это не защита в случае нападения, отнюдь нет. Вопросы копились, но задавать их я не мог – не знал, имею ли право.
Глаза скользили по ее платью. Хороший материал, хотя и слегка примятый после поездки. Даже по тому, как сильно смята юбка, можно сказать, что дорога была дальней. Корсет на этой девушке выглядит неуместным, уж слишком она худощава. Надеюсь, что это ее природное телосложение, и она найдет мужчину, который сможет содержать ее в достатке, и откармливать до рождения здорового ребенка. Обитый парчой дорожный плащ, на котором видна вышивка. К сожалению,  не могу опустить голову еще ниже, это будет уже неприлично, чтобы разглядеть кружева поближе и сказать, какого они происхождения. И все же, то, что девушка не местная, и даже не из наших краев, выдавал легкий акцент – не слишком заметный, если не прислушиваться, но понятный каждому, кто родился и вырос во Франции.
- Я бы все равно не дал Вам прыгнуть в воду. У берегов порой много нечистот, который туда сбрасывают крестьяне по приказу знати. Королева пыталась с этим бороться, но пока бесполезно. Это как раковая опухоль, удалить которую полностью невозможно – тут же появится что-то новое, что приведет к тому же результату.
Пейзаж, окружавший нас, менялся постепенно. От серых каменных равнин мы доехали до пастбищ, зеленых и сочных. Было бы уместно отпустить коней на выпас, но я не знал, сколько у нас в запасе времени, поэтому лишь замедлил ход вороного, чтобы вдохнуть наконец-то чистый воздух.
- Надеюсь, я не буду сильно невежлив, если поинтересуюсь Вашим именем? Или хотя бы спрошу, сколько времени Вы уже провели в дороге и почему путешествуете в одиночестве? Я не имею в виду тех девушек, которые сопровождают Вас в карете. Имеется в виду стража и сопровождающие. Здесь довольно опасная местность для одиноких девушек …
Солнце начинает припекать. Снимаю перчатки и разминаю слегка онемевшие пальцы. По приблизительным подсчетам, нам ехать еще около двадцати лье*. К вечеру будем в замке, как раз попадем на ужин. Ловлю отблеск кольца на левой руке, и улыбаюсь. Дома ждут …


*~111,12 км

Отредактировано Sebastian de Poitiers (2014-12-05 13:35:47)

+1

5

Фредерика с интересом рассматривала незнакомца, но никак не могла предположить, какое место он занимает при Дворе. Его речь была правильной, одежда не плохой, но и не сверкала богатством.. Он не был похож на тех дворян, о которых ей рассказывали: себялюбцев, которые руководили страной, дергая за ниточки, привязанные к рукам королей. Нет, этот человек не был таковым, или умел слишком хорошо скрывать свою натуру... Иногда Фредерика очень жалела, что не могла читать людей, как открытую книгу. Эта способность была бы очень полезна в некоторые моменты.
- Вы же видите, эти люди не слушают меня. Они слушают лишь только моего отца, который сейчас достаточно далеко, чтобы не быть в курсе образовавшейся проблемы. А думать самостоятельно они, видимо, не в состоянии, - она повысила голос на последних словах, чтобы они долетели до уха кучера. Пусть знает, что она о нем думает.
К приятному удивлению девушки, юноша молча протянул ей руку и помог забраться в седло. Несмотря на настойчивость, с которой она просила, Фредерика была готова к отказу - так с ней поступали все мужчины, окружающие ее. Но уступчивость ее нового провожающего смогла поднять принцессе настроение, что после подобной дороги казалось невозможным.
Девушка не сразу же умостилась на коне - в дорожном платье это было не очень удобно, да и навыков ей не хватало. Но так как мысль о возвращении в карету была чудовищной, она поправила свои юбки и приготовилась к дороге.
Ни с чем не сравнимое ощущение! Ветер лизал разгоряченное лицо девушки, раздувая ее волосы, еще недавно уложенные в прическу. Дыханье сбивалось, поэтому иногда, чтобы вдохнуть, ей приходилось повернуть голову в сторону, и тогда ее взору открывались потрясающие пейзажи. Монако было красивым княжеством, но небольшим - а просторы, которые охватывал глаз принцессы здесь завораживали дух. Наверное, подумала она, я бы не хотела жить в такой красоте. К ней быстро привыкаешь, и окружающий тебя мир уже не кажется таким прекрасным. Фредерика обернулась через плечо, чтобы посмотреть, едет ли за ними карета: но оказалось, что они уже ускакали далеко вперед. Оставалось только надеяться, что фрейлины и все ее вещи доедут благополучно.
- Что же, значит вы настоящий джентльмен, - оценила принцесса, посмотрев на своего спутника и у нее в глазах зажегся озорной огонек., - А что, если я враг Франции? И приехала сюда, чтобы поднять, например восстание? Или.. тайная любовница короля, которая едет, чтобы расстроить их союз с королевой? А вы так просто решили довезти меня в замок?
Конь замедлил ход, и Фредерика заметила, как была напряжена все это время. Как оказалось, настоящая верховая езда - не такое простое дело, каким  могло бы показаться. Ее новый знакомый был очень хорошим наездником, это было видно по тому, как он держался в седле, как чутко замечал усталость коня и необходимую скорость. Может быть он рыцарь...?
- А я думала, что мы так и останемся друг другу прекрасными незнакомцами, случайно повстречавшими друг друга в дороге..., - с притворной грустью вздохнула девушка., -принцесса Фредерика Гримальди де Валинтинуа, дочь Чарльза де Валинтинуа, князя Монако., - представилась девушка., - А путешествую я одна, поскольку.., мой отец так сильно меня любит, что хочет избавиться от меня, - хотела сказать принцесса, но вовремя прикусила язык - не стоит выносить их отношения на широкую публику. Возможно, многим известно положение принцессы, но оскорблять честь князя вслух нельзя нигде и никогда, она выучила этот урок в детстве., - потому что мой жених поскакал в замок, чтобы подготовить мои покои, и с ним уехала стража., - его стража. Кривоватое получилось объяснение, но что поделаешь., - А кем будете вы, милорд?,  - с интересом спросила Фредерика.
Езда на коне утомляла девушку значительно меньше, чем предыдущие часы в карете, но все же это было тяжело физически.
- Мы не могли бы остановиться.. на несколько минут? Я бы хотела передохнуть, если вы не возражаете., - но не успела Фредерика встать на ноги, как потеряла опору - ее голова от усталости и недостатка воздуха закружилась, и девушка потеряла равновесие.

+2

6

Эта красота очень дикая. И она не для всех. Были лоулендеры, и были хайлендеры. Думаю, что я из числа хайлендеров, мне больше нравятся горы. В то время как Франциск больше предпочитал равнины. Понятное дело – он всегда заботился о своей безопасности, как вырос. До этого всем занималась стража, охранявшая наследника трона.  В отличие от того, кто рос самостоятельно, воспитываемый матерью. Как ни парадоксально это звучит, но гордостью всей моей жизни по сей день являлась мать. Образец культуры и воспитания, образец благородства и умения править, находясь в тени и имея влияние на короля.
- Не хочу обижать, но они не слушают не потому что у Вас невысокий чин, возможно, а потому что Вы принадлежите к слабому полу, подчиняться которому для многих унизительно. Я могу сказать лишь одно – добро пожаловать во Францию! Место, где непослушание одной женщине, которой является королева Мария, может закончиться плахой. И это не угроза, это правильный метод воспитания. Порой женщины намного мудрее нас – мужчин, и действуют с гораздо большим терпением. И я говорю это от души, ориентируясь даже не столько на королеву Марию, сколько на ту женщину, которая меня родила и воспитала.
Да, в этой стране можно молчать, улыбаясь, и так же молча ненавидеть власть – я встречался с такими людьми, хотя и не желал проводить в их обществе ни одной лишней минуты. Я видел, как Диана управляет Генрихом в угоду себе, как она умеет буквально выбивать блага для себя и меня, для нашей жизни. Но затем понял, что Екатерина Медичи – королева по рождению, и свое место занимает в сердце народа и Генриха по праву …
- Мадемуазель, будь Вы врагом Франции, Ваше окружение и сопровождающие были бы другими и в другом количестве уж точно. К тому же, смею заметить, что, когда Вы взбирались на лошадь, никакого оружия не было выявлено под юбкой. Не подумайте лишнего, но, если под юбкой скрыты пистолет или кинжал, это сразу заметно. Я уже научился это определять.
Когда находишься рядом с королем, нужно многому учиться, причем самостоятельно. И порой эта учеба может стоить чести и жизни, но она и вправду этого стоит.
- Что касается остальных предположений … Любовница короля тоже не путешествует в одиночестве, их всегда сопровождают стражи короля или хотя бы наемные слуги, и не одна карета – во второй всегда «едут» вещи.
А вот это мне известно, увы, не понаслышке. Помню, как с матерью переезжали из одного дома в другой, и сколько было хлопот. Цена главной фаворитки короля – переполох всего Двора. И презрение в глазах знати. Но матери было плевать на это все, она всегда держалась с достоинством. Я старался перенять от нее эту черту, но оказался слишком восприимчивым и более чувствительным.
Она произносит свой титул, и я невольно сжимаю в руке кожаные поводья. Вороной прядет ушами, и я знаю, что сейчас нервно начнет хлестать себя хвостом по бокам, что более приличествует коровам, нежели коням, и все же … Черт, я не ожидал такого поворота. Принцесса, и одна?! А, жених, ускакавший вперед. Ну, все понятно, тут добавлять нечего. Либо отец решил избавиться от дочери, выдав ее замуж за такого остолопа, либо же сам жених уже был не рад своей грядущей несвободной судьбе, и оставил девушку фактически в одиночестве.
- Меня зовут Себастьян. И, да, я тоже считаю, что нам нужно остановиться и передохнуть. Хотят тут, извините, скорее не нам, а коню – он не думал, что в процессе поездки я прибавлю в весе.
Попытка пошутить и заставить улыбнуться саму странницу. Мы доезжаем до впадины в долине, и я помогаю Фредерике спешиться, протягивая руку. Не смею подхватить за талию, может неправильно понять или истолковать, но слежу, чтобы не упала или не подвернула ногу. Перед нами валун, за ним галька и слышен звук воды. Неподалеку речка, до замка уже не так далеко. Сняв плащ, расстилаю его на камне и кланяюсь принцессе. Нет, это не издевка, это тоже воспитание. Те, кто рядом, всегда имеют титул и выше меня. Зато я свободен. Теперь свободен и влюблен. И часто вру себе, оставаясь наедине или будучи в толпе.
- Прошу садиться. К сожалению, не могу предложить перекусить. С собой в дорогу ничего не брал, на ночь останавливался в гостинице, да и вообще ем мало. Говорят, что по работнику судят как он ест. Ну, я ем мало, так и работаю, видимо, на соответствующем уровне.
Говорить. Говорить о чем угодно, лишь бы принцесса снова не подняла тему о происхождении и титуле. Эта тема больная, но не столько для меня, сколько для моей супруге, которой на голову навязали брак с человеком, у которого нет и не будет титула, да еще и бастардом. Хотя пока, вроде бы, ее все устраивало. Надеюсь.
Рубаха под камзолом промокла от пота, но я не имею права его снимать в присутствии такой особы, как принцесса Монакская, поэтому спускаюсь ближе к речке и набираю во флягу холодной воды. Это чистое наслаждение – употреблять такую воду, пока что ничем не загрязненную. Проверив ножны с мечом, возвращаюсь к девушке и протягиваю флягу ей, стараясь улыбаться как можно любезнее:
- Эта вода чистая, миледи. Крестьяне не строят здесь фермы – даже находясь под протекцией монарших особ, ближе к Кале они могут подвергнуться нападению, и стража не всегда успевает прийти на помощь. Поэтому пастбища богаты сочной травой для лошадей, а речная вода очень чистая и хороша для закаливания. Если Вы хотите совершить омовение, я постою на страже, но может подъехать карета, а Вашему кучеру, да и мне тоже, вряд ли стоит видеть Вашу светлость обнаженной или же в исподнем.
Не знаю, зачем я ей вообще предложил искупаться? Может, потому что сам взмок. Подойдя к вороному, снимаю с него седло и глажу по лоснящейся шерсти, приглаживая следы от сбруи. Устал. Давно мы на такие расстояния не ездили, да еще и вдвоем.  В смысле, я редко бывал не один на этом коне. Мое общество претило большинству знати, они начали подчиняться лишь с недавних пор. И то – по приказу Франциска.
Слыша стук, поворачиваю голову, и смотрю на дорогу. Клубы пыли говорят о том, что карета пытается нас нагнать. С улыбкой поворачиваюсь к принцессе:
- Успели соскучиться по своим подругам?
Надеюсь, Вы не наслышаны о бастарде, который служит советником при короле ...

+1

7

Никогда не знаешь, где и при каких обстоятельствах найдешь друзей, а главное, кто ими станет. Дружба – удивительное явление, которое тяжело поддается описанию. Ведь твоими друзьями зачастую становятся самые разные люди, с разными характерами, личностями, принципами, или вовсе без них. Практически никогда невозможно предугадать, станет ли тот или иной человек, находящийся перед тобой в эту самую минуту, или живущей в соседней стране, твоим другом в определенный момент времени. Но в то же время дружба необходима всем. Друзья делают из нас тех, кем мы являемся, помогают тогда, когда мы сами не справляемся, указывают нам на наши недостатки. Иногда друзья могут даже заменить нам семью.
Знала ли Фредерика, что по дороге в замок, который должен будет стать ее пристанищем, она встретит друга? Конечно, нет. Уверена ли она была, что этот человек станет ей настоящим другом? Отнюдь. Однако что-то в сложившейся между ними атмосфере ей намекало на то, что эта встреча не будет единственной.
- На вашем месте я бы не упоминала при женщинах так сразу, что вы заглядываете им под юбку, милорд. Самым меньшим последствием может служить донос вашей жене, а я, хоть и не знаю ее, могу предположить, что ей это не понравится., - со смехом сказала принцесса, слегка подмигнув юноше. Кольцо на его пальце она заметила сразу, как села на лошадь – такова уж была женская особенность, всегда подмечать подобные факты. И более того, Фредерика заметила, с какой гордостью он его носил, как любовался бликами солнца в нем. Сразу же было видно, что он счастлив со своей женой. И принцесса завидовала им белой завистью. Ее семейная жизнь еще была под вопросом, но она мечтала о подобном счастье с Габриэлем.
- Тоже думаете, что у меня маловато вещей?, - с притворной опаской спросила девушка., - вот и мне кажется, что я плохо подготовилась.
Свежий воздух  и резвый конь заметно поднимают настроение, и теперь она была готова шутить и смеяться, как настоящая 18 летняя девочка. Не часто принцессе выпадает такое счастье.
Фредерика заметила, как напрягся юноша при произнесении ею своего титула. Что, что-то не так? Она закусила губу, силясь унять поднимающееся в душе беспокойство. Что, если французский двор вовсе не столь радушно встретит принцессу, как она мечтала? Что, если им уже известно что-нибудь? Страх быть непризнанной всегда сопутствовал девушке, и теперь ее путешествие ко Двору ей казалось значительно менее приветливой перспективой. Мысленно сделав себе пометку расспросить незнакомца о Дворе, девушка заставила себя перестать строить догадки.
- Очень приятно, Себастьян, - почтительно кивнула принцесса. Кем бы ни был этот человек, он ей нравился, и она желала обращаться к нему со всей возможной вежливостью, - В таком случае, вам придется заранее предупредить вашего чувствительного коня о потере этого самого веса ближе к вечеру. Нельзя заставлять живое существо претерпевать такое удивление несколько раз за день.
Желанная остановка наконец случилась, и с облегченным выдохом Фредерика спустилась на землю. Наконец-таки можно отдохнуть. Практически обессилев, девушка упала на предусмотрительно расстеленный Себастьяном плащ., - не стоит, - слабая из-за головокружения улыбка осветила лицо принцессы в ответ на поклон юноши., - здесь мы с вами совершенно равны. Хотя, с учетом того, что конь ваш, а моя карета уехала в неизвестном направлении, подозреваю, что это я должна кланяться вам. Несмотря на то, что Фредерика была девушкой достаточно избалованной заботой и привыкшая к безусловному вниманию к своей персоне, она не требовала этого постоянно. Зачастую, как маленький ребенок, играющий в куклы, она любила примерять на себя другие роли. Так почему бы и не примерить сейчас на себя роль деревенской простушки?
- Ой, никогда не верила этой поговорке. Видели бы вы, как едят придворные моего отца. Хотя ни разу не видела ни одного из них за стоящей работой. Однако я совсем не голодна – в карете были припасы и я перекусила незадолго до нашей с вами встрече. Так что благодарю за беспокойство.
Пока Себастьян ходил к реке, принцесса с удовольствием обнаружила, что голова перестала кружиться. Свежий воздух благотворно влиял на ее силы, возвращая их с каждым дуновением. С благодарностью принцесса приняла флягу из рук юноши: чистая вода это именно то, чего сейчас так не хватало., - вы волшебник, спасибо., - сказала она, сделав несколько глотков и отдавая флягу. Вопрос о том, чтобы искупаться, неизбежно вогнал Фредерику в краску., - ох, нет, благодарю. Я лучше потерплю до замка, надеюсь мои фрейлины быстро справятся с ванной., - если проснутся к тому времени..
Стук копыт, послышавшийся со стороны дороги, ознаменовал прибытие кареты.
- Я рада, что они в порядке. Видимо этот кучер еще годится на что-то, просто удивительно.
Несмотря на то, что желание попасть в замок поскорее усиливалось с каждой минутой, покидать этот уютный уголок совсем не хотелось. Здесь царила особенная атмосфера, и все вокруг казалось таким простым и обыденным, вовсе не то, к чему привыкла принцесса. И, на удивление, ей это нравилось.
- Себастьян, я хотела вас попросить, - взгляд, ранее бесцельно осматривающий окрестности вновь сфокусировался на юноше, - расскажите мне о Французском Дворе? Мне кажется, вы неплохо знакомы с ним и его обычаями, а мне хотелось быть подготовленной, прежде чем я нанесу им визит. Что он себя представляет, какие порядки царят в обществе? К чему мне быть готовой? И не показалось ли мне ваша реакция на мой титул их нежеланием видеть меня?

+1

8

Эпизод заморожен в связи с уходом Себастьяна де Пуатье

0


Вы здесь » REIGN: a Game With Darkness » Le linge sale » Приятный конвой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC